О боевом искусстве. Проза. Пичугин В.Б.

В тени абрикос

Чип Ошерович — неотразимый и доблестный воин, сердцеед и обладатель жезла сияющего преображения сегодня был в хорошем расположении духа, а это значит, что нам крупно повезло, и мы сможем услышать его замечательную, дискуссионного характера, лекцию о пользе и смысле кинестетического тренинга. В этом вопросе он разбирался до нюансов, так как был носителем живой традиции цветочного стиля «Чипкундо». Так считали те, кто его знал. Сам же он предпочитал отшучиваться, когда любопытствующие пытались докопаться до сути его мастерства. Итак, ближе к делу, а Чип Ошерович был не просто болтуном, так что имеющий уши…
«…К акробатам, танцорам, гимнастам и др. исторически сложилось отношение как к участникам скоморошной фиесты, способной лишь развлекать публику. В философском смысле, тело человека как универсальный инструмент познания было «узаконено» восточными людьми благодаря популяризации «думающих» гимнастик типа Тай-чи и Хат-ха йоги. Думать же им больше приходилось в случаях поломки, а универсальность была, за тысячелетнюю историю развития медицины, доказана и теоретически и практически: лечить болезни не так то просто. Уникальная неисчерпаемость ресурсов при исследовании даже с применением всех новейших достижений науки и техники (машинная диагностика так и не взяла вверх над практикующим врачом). Холичная, функциональная система, у которой функция движения не отделима от содержания, психика от сомы. Сложная, конечно, ситуация: мудрец соседствует с глупцом, вивисекционные методы не так уж и успешны, но и шаманские то же не столь очевидны (терапия для них — это не самая главная задача, они — странники мифологического пространства). Несмотря на стремительное развитие прогресса, древние, доисторические формы познания мира не утратили своей актуальности. Дифференциация человека, как от природного комплекса, так и на составляющие части, в положительном смысле не результативна. Человек — головастик, где лишь мозг средоточие знаний о мире, — не более, чем дань инерционному механизму седалища.
Исследование функциональных пределов, тесно связанных с психикой и метафизикой, без использования каких бы то ни было искусственных средств — традиционная тема для гимнастов, танцоров и пр. Между танцором, гимнастом, способным мыслить себя как трансформатор космических сил и спортсменом, решающим ограниченные задачи исполнительного характера, существует большое отличие: при внешнем сходстве, содержание чувственного знания и влияние на окружающий мир различны. Тело любого человека, каким бы совершенным, красивым и здоровым оно не было, в конце концов, подлежит утилизации. Так что же — Сизифов труд? Дурная голова ногам покоя не даёт? Очевидно, что именно это внешнее наблюдение загнало думающих кинестетиков в узкие рамки демонстрационного искусства. Язык пластики тела гораздо сложнее и разнообразнее, чем лингвистические формы, и для диалога с непознанным, переработки больших объемов информации, развития особого рода чувствительности более удобен, хотя понятен для внешнего наблюдателя, лишь в случае эмпатии и синтонии. Конечно, тело человека справляется с такими задачами как копание канав и переноска тяжестей, но оно так же является инструментом очень тонкого баланса, способом осознания и создания математически сложных пространственных моделей. Другими словами, это путь целостного охвата знаний о мире, способ осознания и совершенствования генетически заложенной информации. И не смотря на кажущуюся, внешне комбинаторную исследованность, являющийся необычайно просторным, таинственным путём, полным удивительных открытий для интровертированного внутреннего поиска. Практическая польза от которого, спустя годы систематического труда может превзойти все ожидания: в процессе совершенствования внешняя работа будет стремится к оптимуму, а приобретённые навыки и знания трансформироваться в другие области деятельности человека. Танец — не просто чувственная встряска, а способ размышления, пения о мире, освобождения от барьеров и болезней. Необходимо лишь правильно подобрать соответствующий ритм, уровень интенсивности и целеполагания.
Боевое искусство — классический пример стремления человека к универсальности через сочетание телесной и духовной практики, где многие направления физического тренинга тесно переплетаются. Можно ли сказать что-то новое об этом древнем и необычайно разнообразном искусстве жизни? Новое, как правило, хорошо забытое старое. И зачастую столь хорошо забытое, что паломничество в страну Востока, становится необходимостью. Выкристаллизованные временем, уходящие корнями в глубокую старину системы, столь многочисленны и разнообразны, что европейцу остаётся лишь согнуться в почтительном поклоне. Какой изумительный философский подход к организации жизнедеятельности от почитания родных мест, предков, сил природы, постижения красоты и гармонии к практике. Трудолюбие и воля, умение добиваться мастерства в задуманном деле, не могут не вызывать восторга у любопытствующих. На странствия в поисках секретов Востока могут уходить годы, но способно ли подражательное искусство помочь человеку открыть свою собственную кладовую древних знаний, понять корни национального самосознания и вырасти до международного уровня? Человек есть человек и обладает он сходным анатомическим строением в любой точке земного шара. Что говорит о единстве первоисточника. Но существуют так же и отличия, традиции, особенности языка и быта, специфика географического месторасположения. Поэтому, поглядывая на замечательные образцы различных культур, не лучше ли не терять себя в заводях искусственных приобретений, а попытаться обнаружить собственный источник вдохновения и развить навыки доверия к самостоятельным дерзаниям и экспериментам. Естествоиспытатели и открыватели, постигающие единую природу человека… Трудов на этой стезе положено не мало, но как бы великолепно не выглядел любимый герой кинобоевиков или выдающийся мастер кунг-фу европеец, его всегда от азиатского специалиста будет отличать лишь одно — внутреннее содержание. Именно оно привлекательно и обладает сущностным ароматом корней. Азиатские мастера действительно любят и ценят то, что их окружает и их душевный отклик лежит в основе их практики, они способны не теряя своих традиций ассимилировать лучшие достижения других культур. Преемственность поколений и тенденция к развитию.
Наблюдательный человек знает, что животные, например, обезьянка, кошка или волнистый попугайчик, совершенствуются сами по себе, естественно, и они то же занимаются б.и., но они не запутанны абстрактными понятиями и модными увлечениями, и природа даёт им замечательное сочетание качеств: грациозность, точность, ловкость, гибкость, скорость, — инстинкт самосовершенствования. Б.и. замечательно не тем, что учит, как победить врага, а тем, что помогает обрести холичность, целостность взаимодействия тела, разума и сердца. Цивилизованный человек болеет и страдает из-за абстрагированности от окружающей природной среды и от своей животной природы, вот почему древняя практика актуальна в современности и будет актуальна всегда. Воробей, который не может летать — обречён, люди же могут жить и в состоянии крайней болезненности. Таково благо цивилизации. Боевое искусство — древнейший способ самопознания и духовного совершенствования, не имеющий ничего общего с садизмом, пытками, безумной жестокостью, отсутствием милосердия. Слово боевое, актуализировано в связи с сущностной экстремальностью познавательной практики, но оно не является краеугольным, так как цель этого вида искусства — обретение гармонии, истина. Для внешнего наблюдателя это кажется парадоксальным и всё же это не спорт и не способ подготовки боевиков, хотя зачастую именно в таком упрощённом и искажённом виде и существует. Слово танец, в большей степени отражает глубинную сущность б.и., где драма жизни переживается индивидуально и таким образом находит отклик в сердцах других людей. Сложное объёмное восприятие динамизма космических и земных сил находит своё отражение в образах универсальных движений. В силу этих обстоятельств и возникают классификационные трудности, обилие направлений и стилей. Но критерии истинности существуют — они применимы и к другим видам искусств. Это — красота, искренность и полнота гаммы чувств.
Внутренний индивидуализм, как временная стадия, обусловлен преодолением барьеров как физических, так и психологических, а так же использованием физического тела как инструмента познания окружающего мира. Это путь людей сумевших обрести гармонию с бездной своего одиночества, в пределе которого находится открытый диалог и чувство взаимопонимания. Естественно, что самостоятельность внутреннего поиска, является необходимым условием обретения мастерства. Никакая внешняя ритуальная практика, изучение приёмов и форм не способны дать человеку мужество и знание в овладении инстинктами выживания и самосохранения. При внешнем рассмотрении б.и. — танец, театр, и наука о человеке при внутреннем: с тонким чувством баланса, способным обрести единство в движении духа. Другими словами, это такой же культурный, интеллигентный вид искусства, как и многие другие, но определённый сложностью экзистенциальной самоактуализации, концентрированной формой выражения и стремлением к универсальности. Само собой разумеется, что оно не обособленно, и навыки способны трансформироваться в другие виды деятельности. Поэзия, музыка, изобразительное искусство, кулинария, философия, математика и др. прекрасно дополняют и сочетаются с б. и.
Узкая специализация в мире б.и. носит такой же ограничивающий характер как и в обычной жизни. Многолетняя подготовка тела преследует цель не битву с врагами, что при определённых обстоятельствах тоже может иметь место, а улучшение качества жизнедеятельности, развитие природных способностей и многое другое. Враги, стремление к чемпионству исчезают, попадая в более обширный контекст понятия единоборства (самопознания, самосовершенствования). В критической ситуации главное — это умение преодолеть себя, самообладание. И если у человека нет врагов, то даже в том случае, когда они появились, настойчивый образ их отсутствия и мастерское волепроявление в соответствии с этим образом способно их нейтрализовать. Жизнь каждого человека — это личная, индивидуальная, философская драма, битва с собственными слабостями, страхами, болью, страданиями и смертью. Все люди, так или иначе, занимаются боевым искусством, что делает этот древнейший вид искусства популярным и в современности, таинственность, секретность постижения, которого обусловлена не столько чувством ответственности, сколько интровертированным характером достижения мастерства. С чем трудно не согласиться, так как если вам больно от ушиба или вы устали от нагрузки, или вам не хватает смекалки, то помочь себе можете только вы сами или же те, кто способны ваши трудности ощутить как свои собственные (возможна ли такая чувственная телепатия, кто знает…?).
Люди, ведущие обычный образ жизни, могут недоумевать, зачем так много времени уделять постоянному тренингу, если это не спорт и не шоу, а, следовательно, вообще не практично? Но задумывались ли они над тем, что многие животные живут более красивой, счастливой жизнью, чем они, и что в корне многих проявлений человека, всё-таки скрывается его биологическое происхождение? И что не так уж плохо, осознавая свою естественную природу, не отстраняться от неё как от чего-то низменного, а, приняв её, укреплять и совершенствовать. В детстве у человека эмоции и чувства непосредственно связанны с двигательной активностью, которая с возрастом и в процессе социализации ущемляется, что порождает массу болезней и преждевременную старость. Люди почему-то считают, что они мыслят только головным мозгом. На самом деле это не так. Стоит понаблюдать за насекомыми, чтобы понять, что они воспринимают мир всем телом, что они по-своему умны и высокоорганизованны. Замечательно, когда человек в состоянии обнаружить в себе естественное природное мышление — это путь открытия генетической кладовой, которая пылилась, так как в цивилизованном обществе многие инстинкты притупляются, особенно с обретением гарантий физического благополучия, что сущностно изолирует его от других био-видов. Научившись сочувствовать и сопереживать младшим братьям по разуму, можно обнаружить в своей душе неведомые ранее чувства, восприятие жизни в новом ракурсе.
Физический тренинг, особенно если он естественен и осознан, способен творить чудеса, он не только снимает стрессы социальной адаптации и укрепляет здоровье, но и способен стать способом получения уникальной информации, размышления, развития талантов. Знания с опытом и годами у человека накапливаются и требуют сложной гибкой моделирующей обработки. И в этом случае, танцевальная практика незаменима, особенно если она носит медитативный характер. Многолетний тренинг видоизменяет и совершенствует ткани организма, делает его более устойчивым к воздействию самых различных факторов и создаёт основу для более обширного знания о мире, в котором мы живём. У естествоиспытателя должны быть не только хорошие мозги, но и сильное выносливое тело — иначе необъятное не обнимешь. Выбор вида тренинга должен быть самостоятельным и связан с естественными интересами и потребностями. Нет смысла терзать себя упражнениями йоги, если вам не хватает хорошей прогулки на свежем воздухе или небольшой пробежки. Так же и нет необходимости в терзании себя силовыми видами спорта, если от природы и воспитанием вы одарены гибким, смекалистым типом мышления, сохраняющимся и в критических ситуациях. Ловкость, гибкость, координация движений и выносливость в жизни человека играют куда более важную роль, нежели физическая сила и внешние параметры тела. Другими словами, многое в процессе выбора определяют особенности психики, характер целеполагания и мотивация, а также умение принять себя таковым какой вы есть, с чувством признательности своим родителям.
В процессе поиска можно понемногу перепробовать всё, но вдумчиво, самостоятельно размышляя, экспериментируя. Кстати, именно экспериментирование и есть начало пути доверия собственным силам, признак того, что вы начинаете думать всем своим существом, искать ответы на возникающие вопросы духом (духовный поиск). Любопытство, радость, познавательный интерес, чувство новизны — это основные критерии истинности этого поиска, лучший путеводитель. Начинать лучше всего с возрождения своего внутреннего ребёнка, памяти детства, т.е. делать то, что больше всего нравится. Это позволит получше узнать самого себя и укрепит доверительное взаимодействие ума и тела, что со временем позволит обрести не только высокую чувствительность, но и познать адаптационную прочность и надёжность организма. Регулярно, с настроением, разнообразно, в соответствии с естественными потребностями и интересами.
Учитывая то, что тренинг носит характер не конкретный, т.е. результат и эффективность определяются скорее приобретёнными навыками и умениями, нежели заранее поставленной целью, важна работа над игровой мотивацией и творческий подход. Отношение к телу как духовному сосуду, вмещающему в себя драгоценный дар жизни, является основополагающим для правильной практики. Тело человека подобно музыкальному инструменту и поэтому при традиционном подходе очень ценно умение правильно его настроить. Разминочные комплексы являются основой долголетия и здоровья. На начальных этапах они служат той фундаментальной опорой, которая помогает создать качество необходимое для мастерской игры. Упражнения, подобные хатха-йоге идеальны для этой цели, в силу универсальности и уравновешенности. Они способствуют вдумчивому подходу к занятиям. Если организм обладает необходимыми качествами для сложной и разнообразной игры можно заниматься динамичными танцами (комплексами, этюдами, пьесами, произведениями), стремясь к гармонии способностей, умений и навыков, восполняя «недостаток» и отнимая «избыток». Иногда необходимо уделить больше внимания силе, иногда развитию скорости и гибкости и т.д. В этом случае вы подобно опытному кулинару сможете приготовить хорошее блюдо, или подобно композитору сочинить новое произведение, или как художник напишете удивительное полотно. Пусть работает ваше воображение, творческий подход к занятиям б. и. есть наиболее здоровый. Упражнять нужно не только мышцы и сухожилия, но и мозги. Творчество и самостоятельность — основа непобедимости, подлинной свободы духа, и здорово если они присутствуют даже на первых этапах занятий. Абстрактный, иррациональный характер тренинга может быть обусловлен философским поиском человека, при отсутствии же такового хорошо, если тренировка оправдывается бытовыми целями. Например, укрепление поясницы и мытьё полов, техника рук и стирка, огород и ремонт бытовой техники и т.д. Для зрелого человека, искусство правильного отдыха более ценно, чем бездумная трата сил, поэтому сочетание восстановления сил и совершенствование координационных навыков есть способ позволяющий сочетать интенсивность обычной трудовой деятельности и тренировки. Признаком хорошего здоровья является стремление к экстремальности, преодолению трудностей и барьеров, поиск внешних препятствий — что свойственно молодым людям. И при правильных регулярных занятиях их здоровье настолько укрепляется, что они без ущерба могут участвовать в контактных поединках, бороться. В этом случае их здоровый свободолюбивый дух учится преодолевать «заводи», оттачивая своё мастерство в условиях, когда широкому потоку, предлагается узкое разветвлённое русло. Таким путём обретается зрелость, терпение и выдержка.
Систем, методов, подходов, упражнений существует громадное количество, перечислять и излагать, которые не имеет смысла. Кинестетический тренинг ценен своей индивидуальностью. Как способ диалога с самим собой, развития интуиции и спонтанности, что необходимо для тех, кто стремиться заглянуть за грани обыденного и тех, кто пребывает в состоянии творческого поиска. При взаимодействии же с партнёрами или другими людьми, установление комплиментарного диалога — показатель эффективности. Начиная заниматься б.и. самостоятельно, люди, как правило, ищут какие-то внешние опоры для сознания, так как не в состоянии справиться с уровнем собственной неопределённости. Можно начать с чего-то простого, общеизвестного, формального, но если вы хотите научиться думать быстро и спонтанно — примите напряжение от взаимодействия с неизвестностью как нечто очень полезное, подружитесь с ним, ощутите дух первооткрывателя. На самом деле готовых рецептов не существует, есть лишь опыт других людей и вам нужно с ним мудро и тактично взаимодействовать. Но у вас есть и собственный жизненный опыт, исследуйте его. Примите то, что есть: неопределённость, неизвестность, хаос, смутное, непроявленное. Обнаружив в себе естественное стремление к ясности, пониманию, чистоте, совершенству. Дайте своим чувствам время, чтобы этот процесс стал привычным и происходил как-бы сам по себе, а динамизм чувств и мыслей устремился к поиску изначальных образов, ресурсов. В качестве основы легко представить себе образ цветущего растения, которое вам нравиться. Помечтайте, подумайте о том, как оно медленно растёт, поглощая влагу и солнечные лучи, сколь оно дерзновенно и открыто небу, и чем искренней и вдохновенней будет процесс слияния с образом, тем мягче вы будете следовать природе своих ощущений, тем эстетичней и совершенней будет получаться внешняя форма движений. Двигаться можно лишь в воображении, оставаясь внешне неподвижным, но постепенно, плавно, медленно и гибко, сопровождая мысленно спонтанные импульсы, двигаться реально, созерцая естественное творчество своего организма. Внутренняя дисциплина, мягкая сосредоточенность — есть необходимые условия для самораскрытия. Небрежность и поверхностность будут стремиться к имитации чувственной жизни, к заимствованию, что в сущностном смысле, лишь способ тратить время зря. Иногда нужно замирать, затаиваться, сдерживая внутренние побуждения, а затем вновь продолжать движения. Так можно научиться владеть энергией своих чувств, обнаружить подходящий ритм и скоординировать работу тела и ума. Так рождается танец беспредельного, способный своей геометрией стать динамичным подобием цветка. И хотя аналогия и подобие для внешнего наблюдателя могут быть не столь очевидны, при сопереживающем восприятии образ будет присутствовать. Процесс кристаллизации и внешней отточенности движений будет происходить при регулярной практике, вследствие отбора и повторений наиболее понравившихся упражнений, а внутри появится свежесть, лёгкость, уравновешенность, возвышенность и возникнет ощущение тонкого аромата. Это способ холичного охвата, погружения сложного в простое, что помогает сознанию не путаться и использовать внутренние корневые ориентиры. Обычные затруднения имеют естественные методы разрешения: чувство смущения, утраты равновесия, запутанность, будучи приняты и осознаны, легко превращаются в то, что более желанно. Поэтому в личных дерзаниях правильно не соответствие неким стандартам, а точное внутреннее реагирование, отклик на то, что воспринимается как образец. Координированность, комплиментарность, ритмичность, согласованность мысли и движений. Если в окружении отсутствует возвышенный ориентир, человек преображает восприятие, обращаясь к памяти или воображению, центрируя таким образом своё сущностное ядро и восприятие времени. При самостоятельной работе над собой, полезно быть информированным обо всём существующем разнообразии методов и техник, но чем проще, практичней и по-своему вы будете думать, чем меньше будете путать самого себя терминологическими сложностями и понятиями эзотерических систем, тем легче, проще будете достигать желаемого результата. Если что-то не получается, можно попробовать думать и делать по-другому. Не стоит насиловать свою душу, лучше понять, что она хочет, или повторить попытку в другое время и при иных обстоятельствах. В случае полной неудачи, рекомендуется сесть на шпагат и выпить 2-3 столовых ложки волшебного сока мишек Гамми или просмотреть пару фильмов с участием Ч.Чаплина.
Борьбу, поединки принято рассматривать как способы силового противодействия, что весьма огрубляет, профанирует эти виды состязаний, ущемляет их философский и дружелюбный характер. Для неискушенного зрителя невероятно зрелищным и увлекательным видом является суммо, где схватки не продолжительны, а концентрация внимания борцов направлена на динамизм безличной силы, с которой они и пытаются взаимодействовать. В результате получается зрелищный приём, удачная комбинация. Противоборство — это способ дать опору, устранение которой приводит к невозможности противодействия. Сливаясь с силой противника и контролируя её, одерживается победа. Сила, обращённая в пустоту. Суммо — великолепная динамичная модель взаимодействия природных сил, практическая диалектика. В реальной уличной схватке личность человека сливается с чем-то более обширным, становится частью некоего тайфуна и поэтому игровые, миролюбивые виды схваток ближе к боевому экстриму, нежели противоборство с целью нанести ущерб или одержать победу. Азарт гармоничного взаимодействия с результирующей силой, порождённой парой противоположностей приводит к эффективному приёму. Т.е. выигрывает тот, кто вовремя успевает выйти из обособленного положения в векторное. В схватке борцы, боксёры и т.д. вовлечены, они «магнитят» друг друга силами общего контекста ситуации. Эффективно уклоняясь и отталкиваясь, они находят векторные решения, оптимально разрежая ситуацию на ограниченной территории. Традиционно у разных народов борьба была средством померяться силой, показать удаль. Стратегия злобных ухищрений мелка, ей не хватает охвата ситуации в целом. Настоящей философской схватке присуща взаимная заинтересованность бойцов в умелом единении с результирующей силой противостояния, жизнерадостность и азарт. Лозунг — победила дружба, остаётся в силе с незапамятных времён. Борьба, бокс, в своём подлинном виде — это способ укрепить здоровье друг друга, а не нарушить.
Кулачный бой, борьба и другие виды экстремального взаимодействия у многих людей вызывают состояние замешательства, вследствие отсутствия простейших моделей поведения в подобных ситуациях. Любопытен тот факт, что такие модели могут не появиться даже спустя многие годы ежедневных тренировок, что связано стереотипностью мышления. Существует небольшое пространство в психологии выбора правильной, простой и эффективной стратегии поведения — это умение сделать первый шаг. И в нём большое значение имеет то, умеете ли вы действовать нестандартно, но полагаясь на простейшие представления, которым вы доверяете и замечательно, если вы их разработали сами, опираясь на личный жизненный опыт и свои привычки. Как правило, взрослые люди менее активны, чем дети. В детстве закладывается основной опыт игрового и конфликтного взаимодействия, как у людей, так и у животных. Для разработки стратегий необходимо иметь хорошую память и воображение. Рассуждать же можно просто, проверяя затем практический результат, естественно, в игровой обстановке. Когда мы в детстве играли с деревьями, мы хватались за ветви, зависали и использовали их как опору. Рука соскользнувшая, стремилась быстро ухватиться вновь. Ухватившись или прихватившись, мы легко могли использовать дерево как опору и бегать вокруг него. Это образ простейшей реакции на агрессивную позу вытянутых рук. Если они крепки — они опора, если гибки и податливы, их можно приблизить к «стволу дерева». Тело человека напоминает по форме цилиндр — бревно, которое может катится по склону горы. Когда противник стоит как столб, вокруг него можно бегать, ходить беспрепятственно. Сложности возникают, когда конечности создают преграды, тогда тело его напоминает дерево с ветвями. Если хочется избежать столкновений, придётся огибать препятствия, искать свободное пространство и вовремя реагировать, если «ветви» подвижны. В процессе сложной динамики, когда «дерево» с ветвями качает бурелом, важно умение прилипнуть, чтобы не быть снесённым ураганом и удержать ветви в неподвижном состоянии. Если дерево плодоносит — плод ваша награда за успех. Упругое (захват, прихват) соскальзывание, промахивание, натянуть тетиву лука, и затем стрельба за счёт силы упругости «ветви». Опираясь на «корень» можно стремительно лесть вверх, там посидеть, отдохнуть. Если нет партнёра для игровой схватки и придумывания приёмов, изготовьте деревянный манекен в соответствии со своими вкусами. Не портите только живые деревья. В дальнейшем, когда битва с манекеном поднадоест — используйте его в качестве основы для изготовления борцовского чучела. Существует простейшая схема «отзеркаливания» действий противника в случае первичной реакции, не требующая особых размышлений: перекрёстное «отзеркаливание» и прямое. Дистанция определяется длиной конечностей противника и упорядочивается действиями «шаг вперёд — шаг назад» либо по полусфере. Главное — это комплиментарность, как в современных бальных танцах, где столкновение нонсенс. И побольше чувства юмора, попробуйте его не утратить даже в случае травмы…»
На самом интересном месте старик ЧО (Чип Ошерович) прервался, чутко потягивая воздух носом и потряхивая своей шевелюрой, на которой завитушек было не меньше, чем в его рассуждениях. Затем он уставился куда-то в даль, а высоко в ясном и чистом небе, которое можно было увидеть сквозь слегка покачивающиеся ветви абрикосы, парила одинокая птица, что-то звонко напевая. Мы поняли, что продолжение следует.

Передано мной, В.П. почти дословно.11.07.2005г.

Рассуждения старика ЧО

«…В поисках приемлемых методик кинестетического тренинга, существенным моментом является гармоничное взаимодействие ума и тела. Такое деление носит чисто условный характер, и мы им будем пользоваться лишь для удобства. Тело человека, в естественных своих проявлениях не всегда приемлет те причуды, на которые способен интеллект. Но если вы искренне увлечены, то оказывается, что физиология то же начинает любопытствовать и тогда ум человека занимает позицию наблюдателя. Ваше тело начинает жить, интересуясь собственными возможностями, новыми сочетаниями качеств и навыков. То, что было осознанно идеомоторно, в воображении, постепенно будет воплощаться в реальную действительность, конечно с некоторыми оговорками. И поверьте, природе человека есть чему себя удивить. Ум человека то же, при естественном взаимодействии с телом, начинает понимать, что координационные навыки, модели поведения, движений привносят нечто новое, становятся источником необычной информации, обогащают вас новыми ресурсами и возможностями. Поэтому очень хорошо, если человек подружился с самим собой и осознал двойственную природу своего мышления, порождающую продуктивный внутренний диалог. Вы экспериментируете, играете, живёте и, в конце концов, открываете собственный неиссякаемый источник знаний. Стремление человека к развитию практически безграничны и если вы доверяете себе, то многие существующие системы, школы, методы покажутся чем-то внешним, несколько искусственным. Вы сможете отличить подлинное от подделки. Иногда системы существуют исключительно для того, чтобы помочь человеку найти себя, отбросив искусственные приобретения.
Конечно, взрослый человек не может постоянно вести себя как ребёнок, т.е. скакать, извиваться, растягиваться, бегать, но если вы в этом поднаторели, то откроете в себе нечто невероятное. Оказывается, мы способны играть энергией своих чувств, оставаясь при этом внешне спокойными. Но в физиологии, хотя и менее интенсивно, при таких психотехнических играх происходят определённые изменения, вы совершенствуетесь, получая удовольствие, делаете персональные открытия, учитесь сопереживать другим живым существам. Учитесь искусству перевоплощения, сострадания. Если вас это увлечёт, то многое, что играет в воображении и кажется реальностью, можно постепенно осуществить на практике путём тренинга, танцев. Дружите с миром своего детства! Это может стать роковым хобби — вы не будете олимпийским чемпионом по бегу, плаванью, но вы обнаружите в себе способность быть кем угодно. Вы будете счастливы, а это согласитесь намного важнее, чем чемпионские титулы. Хотя такой подход к делу может помочь их завоевать. Э. Фром сказал бы, что ваш внутренний ребёнок подружился с взрослой частью вашей личности. Ваш организм начнёт интересоваться самим собой, причём продуктивно. И речь тут идёт не о себялюбии и эгоцентризме, а о качественном внутреннем взаимодействии, вследствие которого вы становитесь более общительным, живым, сострадательным. Древний символ алхимии (змея, кусающая себя за хвост) вполне может быть осознан с точки зрения практической психологии как впрочем, и многие другие мистические символы.
Для крутых бойцов, практиков, любителей ломать твёрдые предметы, изучать боевые приёмы и техники, и стучать в мешки эти рассуждения могут действительно показаться некоторой заумью. Но вполне возможно, что пролив немало пота, потратив достаточное количество сил на изучение уже проторённых путей, у них всё-таки появится необходимое количество серого вещества, чтобы кое о чём задуматься. Но их поджидают новые ловушки — традиционные техники медитации, и тут история повторяется. Думающий своими мозгами боец — это, увы, редкость, но это именно то, что необходимо, если он хочет хоть что-нибудь в жизни понять самостоятельно. В боевых системах заложена древняя мудрость, опыт многих поколений, но овладевать им нужно то же мудро. Обретение гармонии, развитие способностей, умений — именно эту цель преследуют подлинные мастера. Гармония ума и тела как раз один из наиболее важных аспектов. Но возможна ли она, если вы руководствуетесь чужими мозгами? Скорее всего, что нет. Если вы увидели, что-то интересное и хотите этому научиться, то не обязательно копировать, существует ещё способ миметического реагирования, то есть вы учитесь творчески, думая самостоятельно, делая, добиваясь внутреннего подобия. Боевое искусство развивает у человека особый вид мышления — способность думать всем своим существом, духом и телом. Такое мышление возможно, если вы знаете о том, что сердце — это орган мысли. Но об этом потом.
Почему без медитативной практики, психотренинга боевое искусство не может быть подлинным? И почему физическая сила и многолетние тренировки не являются гарантией неуязвимости в реальной схватке? Ответ весьма прост. Хорошо знакомый всем с детских лет. Замечтавшийся здоровяк не заметил, как кто-то из пробегавших одноклассников слегка подтолкнул сзади колено опорной ноги, или опрометчиво попался на подножку, или случайно подвернулась стопа и т.д. Сознательно контролируя тело, мы способны на очень сложные, мгновенные координационные реакции, но очень важно то, — как тело реагирует само по себе, без самоконтроля. Тело пьяного человека оказывается более устойчивым к случайным внешним воздействиям, чем у трезвого. Тело человека, находящегося в состоянии гипнотического транса — так же. Оно обладает неким единством, целостностью. Состояние гипервентиляции, или наоборот, после приёма удушения — возникает одновременно с включением природных, естественных механизмов. Когда человек заболел и у него повышена температура, сознание становится как бы вторичным — начинает работать первичная сигнальная система. Специалисты гун-фу играют с органами равновесия друг друга (липкие, толкающие руки) — они предоставляют партнёру обратную связь о «промашках» сознания, помогая ему добиться рефлективной однородности. Вводят друг друга в состояние замешательства, совершенствуя или открывая систему внутренней самоориентации. Такой тренинг позволяет противопоставить силе умение, искусство. Существует психология «установки». На необычное, непривычное — тело то же реагирует или замешательством или необычно. Многие приёмы в б.и. напоминают ситуацию с чайником, когда вы думаете, что он наполнен, а он оказывается пустой и рука взлетает. Или хулиганское предупреждение на улице для небрежных любителей футболить всё подряд — коробка от обуви, внутри которой кирпич. История человечества знает, сколь неисчерпаема эта тема: пытки, истязания, опыты клещами и огнём с целью добыть тайное знание о природе человека — неотъемлемая, но печальная часть его истории. Многое ли узнали инквизиторы, фашисты и проч.? Не больше чем «специалисты» по Кама-сутре. Знание, его универсальность, истинность во многом зависит то того, как его добывали. Цель не оправдывает средства. Мальчик во время нападения на него тигра не успел испугаться, тигр показался ему забавным и он, уклоняясь от опасных когтей, настойчиво пытался погладить зверя и таким образом успокоив, подружился с ним. Правда это или нет — тайна Маугли. Увлечение б.и. — это путь познаний, открытий и совершенствования природы человека. Медитация или психотренинг помогают ему достичь состояния единства, целостности, естественности. Так как этот вид искусства требует от человека хорошей координации, интуиции, чувствительности и точности — без неё не обойтись. Главное чтобы психотренинг был связан с естественными потребностями человека, соответствовал его специфике, мировоззрению, вызывал положительные эмоции и на начальных этапах был непродолжительным. Некоторые люди имеют преимущественно внешнюю ориентацию и им конечно лучше начинать с решения задач находящихся вовне: битьё мешков, или созерцание ландшафтов как раз неплохое подспорье в этом деле — оно успокаивает и помогает уйти вовнутрь. Тем же, кто привык жевать мысленную жвачку, можно используя позитивную мотивацию, смело пуститься во все тяжкие. Но основное — это разнообразие и сбалансированная динамика внимания изнутри наружу и наоборот. Постепенно нервная система адаптируется, психика станет гибче, а созерцание прекрасного и здоровый азарт экспериментатора помогут вам научиться отделять семена от плевел: книг по различным методам существует множество, как блюд в ресторане. Хороший вкус развивается не сразу. Кстати, приходилось ли кому-нибудь задумываться над тем, откуда взялась эта утончённая образность во многих восточных школах? Неужели интеллигентные люди прошлого дрались?…».
Тут мы догадались, что старик ЧО начал шутить и его монолог подходит к концу, но на те вопросы, которые мы ему задавали, он ответил весьма обстоятельно, пусть и без подробной классификации и чёткой структурной систематики. Нам важен был танец живой мысли. Мне приходилось всё подробно записывать, но своими словами. Надеюсь, что читающий эти записи будет не слишком придирчив. Некоторое время мы сидели молча, размышляя над тем, что услышали, а затем как всегда начали болтать, кто о чём. ЧО был задумчив и его глаза светились каким-то необычным жёлтым цветом или мне это показалось?

В.Б.Пичугин

Обычно принято считать, что, практикуя какие-либо упражнения, человек постепенно приближается к некой конечной цели. Это всего лишь один из многочисленных общепринятых подходов к практике. Открытие в себе естественного интереса и желания, порождающих разнообразие идей – говорит о том, что цели и практика находятся в единстве, в процессе, в пути. В этом случае, чем бы не приходилось заниматься, отсутствует излишнее напряжение, правильность выбора определяется степенью искренности экспериментатора и, следовательно, то, что человек практикует, является не ступенькой к некоторой предполагаемой цели, а путём движения и открытия. Поэтому-то и говорят о практике недеяния, совершении действий без усилий, естественном творчестве, спонтанности. Такой подход может быть осмыслен с точки зрения практической психологии, исследующей мотивацию поведения, стратегии принятия решений и выбора. Что гораздо удобнее для современного человека и «экологичнее» в случае поиска в эзотерических текстах.Продолжение следует…

Старик ЧО о старых методах созерцания

Выпустить дракона своего воображения изнутри наружу, до этого момента упоительно игравшего со своим умом, забавляя самого себя попыткой ухватить мысль за хвост, попыткой остановить, рассмотреть получше эту подвижную, вечно убегающую субстанцию, двигающуюся свободно, легко и стремительно. Игра в догонялки. Найти закономерности, пределы, способы организации, конструктивный механизм и т.д. От луча внимания ум как невеста убегает, заигрывает, распаляет воображение и как джин, исполняя желания, превращается во что угодно: хотите методы, секреты, тайную природу, загадки тысячелетий, ключи во дворцы новых возможностей — пожалуйста! Ловите всё на лету и сразу. Хотите размотать клубок из нитей причинно-следственных связей, то же — мотайте сколько угодно, конца и края не видно. Удержите в лучике своего прожектора и будете считать, что уже нашли опору подобную тверди земли, но где там, — это всего лишь милая беседа двух «стоящих» стрекоз, в порывах ветерка носящихся по простору. А описывать это словами, затея ещё более забавная, в силу своего страстного стремления каждой мысли-мухе бирочку приклеить. Понятно точно лишь одно — если объектом созерцания стал сам процесс мышления, то став осознанным, он играет в прятки с самим собой, превращаясь во что угодно.
Когда в поле внимания находятся паузы — дальше чудесный, осознанный штиль, невероятный сияющий покой, но кто знает, в салоне самолёта пассажир тоже находится в состоянии покоя, а на самом деле стремительно летит? И всё таки такой штиль куда лучше инертной пустоты тугодумства, попавшей в гравитационное поле и прилипшей к дну тверди, — бесполезные попытки поставить пьяницу на ноги, пока не проспится.
Смотря во внутрь, то под «микроскопом», то охватывая весь мыслимый простор, обнаружив дух светимости, освещая древнюю как мир форму тела, танцующего, вибрирующего, пульсирующего или покоящегося, приятно обнаружить процесс единения, слияния, — сосуд заполнен живой ртутью, вином, плазмой с необычайным, тонким ароматом. Возращение к истоку, к пределам формы, живущей в плотном мире. Смотришь наружу — для воображения есть пределы, правила, игры. Всё уплотнившись, уменьшается в размерах и становится частью такого же простора, где всё движется своим чередом, прилипнув к ядру земли как мысли к сути. Играя с багажом повседневных представлений в шахматы, мир воображения сливается с другими мирами, иногда растворяясь, а иногда отталкиваясь. Взлетая духом, человек живёт. Податливы все формы. Смотря наружу видно изнутри. Смотреть можно не глазами, а всей душой. Внутри и снаружи всё имеет одну природу, сливаясь. Найдя это ядро приятно созерцать, действовать спонтанно, естественно. Мир космоса снисходит до человека или же люди возвышаются до небес? — перетеканий множество, сколько не странствуй.
Дракон воображения, воспарив изнутри наружу без слов… молчаливо… всюду и нигде… на одном месте и во всех местах сразу… внутри и снаружи одновременно… искрился мягкой лучезарной улыбкой… блаженно недоумевая… незная и удивляясь непрестанно… доверяя силе солнца, светящего в ночи…

В.Б. Пичугин

 

 

« О практике медитации».

 

На столе, рядом с виноградником, красовался огромный арбуз. Гладкий, идеально шаровидной формы, увенчанный  ломким хвостиком, напоминающим вопросительный знак. Яркие лучи солнца, пробиваясь сквозь плотно растущие листья винограда, равномерно разливались на матовой поверхности полосатой ягоды. Старик ЧО таинственно улыбался, внимательно рассматривая наши лица. Пауза готова была затянуться, но один из студентов не выдержал:

— В прошлый раз Вы говорили о медитации, и если я правильно понял, то она открывает для человека какие-то новые, неведомые возможности?

Арбуз сразу же оказался вне поля внимания. Но старик ЧО не спешил отвечать. Он ловко подогнул одну ногу и часто задышал.

— Просто вы внимательны и ничего специального. Это не упражнение. Нет цели, которую нужно достичь. Внутреннее само ведёт вас, и если вы наблюдаете за собой  внимательно, но мягко, вы замечтаетесь и обнаружите много интересных вопросов.  Вы —  то болтаете с самим собой, то вновь осознаёте своё бытие. И в этом есть свой естественный ритм. Иногда что-то увлекает, но вы это осознаёте, и тогда это превращается в игру-исследование. Вы —  то плывёте по течению, то – активно гребёте. Вот и всё. И мягко, внимательно созерцаете. Если вы считаете, что с помощью медитации можно ответить на все вопросы – будьте максималистом – решайте. Смотрите в любой объект интереса, пока не доберётесь до сути. Вы будете переживать, а не абстрактно мыслить. Так возникают коаны. Если вы чувствуете музыку внутри, исследуйте это всем своим существом, наблюдайте, как танцуют ваши чувства, образы. Так можно обнаружить необычные способы мышления, несловесного. Это меняет человека. Даёт гибкость, развивает.

Если вы принимаете себя таким, какой вы есть – это уже кое-что. Медитация – это не школьный урок, где учитель дисциплинирует вас, запрещая фантазировать. Если вы чувствуете, что расширяетесь, или уноситесь куда-то вдаль, то в этом —  естественная потребность вашей психики. Просто наблюдайте за этим. Найдите в себе необозримые просторы и тогда вы поймёте, что «Я» —  это не точка, а нечто невероятное и что у вас в душе есть удивительный, самоорганизующийся процесс. Обнаруживая многообразие и уставая от этого, мы так же осознаём нечто единое, общее, но не поддающееся описанию, формализации.  Но людям обычно не хочется заниматься чем-то специальным, если это не приводит к быстрому результату, и человек, как правило, стремится к тому, что приятно, приносит удовольствие, удовлетворение. Поэтому в восточных системах людям предлагают сначала научиться умно бездельничать, т.е. отдыхать и получать удовольствие. Это основа. Рабочая обстановка для медитативной практики. Их учат приятно дышать, осознавая вдохи и выдохи в определённом положении тела.

Я приятно вдыхаю…

Я приятно выдыхаю…

Я осознаю, что приятно вдыхаю…

Я осознаю, что приятно выдыхаю…

И так далее, по нарастающей и убывающей.

Можно считать дыхания, делать приятные затаивания. Это хорошее начало. Вы научитесь блаженствовать просто так. Сразу цель.

Что же дальше? Оказывается, рай надоедает. Хочется чего-то большего, сложного. И мы начинаем интересоваться трудностями, изучать пределы, открывать неведомое. Жажда познания. Но у нас есть способность контролировать себя, осознавать, мягко управлять своей психофизиологией. И главное мы нашли основу, которой всегда можно доверять – блаженное безмолвие, тишину, спокойствие ума.  Мягкое тепло ресурсов детских воспоминаний, которое всегда с нами. Мы можем играть с восприятиями, исследовать работу органов чувств, обнаруживая как естественно мы переключаемся от зрительных образов к слуховым, тактильным, обонянию и т.д. Мы можем заняться решением философских задач – и это тоже медитация. Можем открывать в себе генетический танец чувств, заложенный в нас природой. Ощутить его космическое великолепие, спонтанность. И вы при этом ничего не придумываете специально, вы просто мягко следуете за тем, что есть, осознаёте. Вы можете решать экзистенциальные вопросы: смысла жизни, преодоления отчаяния, бессмысленности усилий и многое другое. Но при этом вас нет, вы в молчании, в равновесии. Открывается само, но свободно следуете дальше…

— Так значит медитация – это искусство общаться с самим собой?

— Это жизнь, интеллигентная, тонкая, чувствительная и сочувствующая. Сначала 20-30 минут вечером и утром, а затем – это бесконечное странствие. Вы открываете в себе удивительное чудо сознания и понимаете, что это неисчерпаемо…

Мне хотелось бы обратить ваше внимание на один очень существенный момент. Это осознание, наблюдение за внутренними и внешними процессами. Вначале оно вторично и требует усилий над собой, но не напряжённых, а мягкого, возвращающегося усилия внимания. Затем ваше «Я» станет объёмней.

Отвечая на этот вопрос, ЧО обратил наше внимание на приоткрытое окно соседского домика, в котором сидел серый кот, задумчиво и сосредоточенно рассматривающий что-то вдалеке.

— Если быть наблюдательным, то можно легко обнаружить тот факт, что животные медитируют. Причём качество их созерцательной жизни и чувствительности намного превосходит то, которое присуще человеку. Но чем тогда отличается от них человек?  То осознание, о котором мы говорили, связано с моторной памятью и у них тоже есть. Но у них нет абстрактного мышления, хотя мышление образное, сенсомоторное присутствует. Относительно фантазии, трудно сказать, но как сновиденческое предвкушение, прогнозирование и переживание различных ситуаций конечно есть. Следовательно, человек отличается уровнем сложности абстрагирования и осознания своих состояний. При отсутствии внешних раздражителей у животных возникает процесс торможения, и они засыпают. Человек так же, но он может мыслить и решать различные задачи. Отсюда вытекает практика осознания выделяющая  «опускающийся» ум и «поднимающийся». В первом случае для достижения оптимального медитативного состояния необходимо задать себе правильный вопрос, чтобы стимулировать умственную активность, а во втором случае — успокоить мышление, расширяя созерцательное состояние, пустотность. Таким путём можно добиться качественного баланса. Именно это подразумевалось  под фразой «То дрейфую, плыву, то активно гребу». Добившись слаженного взаимодействия созерцания, мышления и осознания мы получаем отлаженный инструмент для качественного внутреннего поиска. Это основа, благодаря которой мы открываем естественный ритм медитативной практики, которая позволяет не только останавливать процесс мышления, стимулируя скрытые процессы, но и оптимизировать активное мышление, путём постановки правильного вопроса. Используя метод такого баланса, мы делаем медитацию реальной, на грани бодрствования и сна.  Мы релаксированы и внимательны без усилий, как кошка, которая дремлет, но в любой момент точно реагирует.

Эффективная медитация позволяет сочетать расширенное осознание (релаксированное, отождествлённое) с концентрацией внимания на частных вопросах. Мы видим и всё море, и лодку с рыбаками и блики на воде.  Достигается объём, полнота восприятия.

— В чём разница между состоянием гипнотического транса и медитирующим сознанием?

— В случае гипнотизации сознание сфокусировано точечно, а затем в дрейфе, сновиденческом состоянии. При медитативном состоянии сознания мы балансируем на грани, и присутствует осознание происходящего, мы осознаём и концентрацию внимания, и расфокусированность, и свободное ассоциирование, и сновиденческий дрейф.

Медитация приводит к феномену сознания как такового, утончённого, без привязанностей, пустотного, но вмещающего в себя всё, недуалистичного, но и не отрицающего двойственности. Частным примером может служить использование человеком различных моделей о своём месте в мире. Например, один пользуется привычным антропоцентрическим представлением, когда земля в центре вселенной, а солнце вращается  вокруг него, другой исходит из того, что в центре солнце, третий считает, что центр проходит через некую ось во Вселенной и т.д. Расширенное сознание вмещает в себя относительные точки зрения, модели и позволяет эффективно их использовать. Общее и частное пребывают в одном едином поле, которое для нас комфортно, гармонично и естественно.

— Но какое это имеет отношение к боевым искусствам? Разве такая практика не усложняет всё и не запутывает людей?

Старик ЧО сделал вид, как-будто пропустил вопрос мимо ушей. Молчал, рассматривая тоненькую светло-синюю стрекозку с хвостиком, похожим на бамбуковый стебель, сидящую прямо у него на колене. Но неожиданно быстро переспросил:

— Когда вы дерётесь или танцуете, вы впоследствии можете вспомнить детали, обстоятельства и прочее своих действий?

— В основном — да, но, например, от танца остаётся образ общего, движущегося ощущения, которое сложно разъединить на отдельные эпизоды.

— Замечательно, именно поэтому работа над осознанием важна. Вы «расширяетесь» и становитесь одним целым с окружением. Образы движений возникают как естественная реакция на перемены.  И в этом случае в экстремальных обстоятельствах вы не впадёте в состояние ступора, а будете осознавать, ощущать динамику, текучесть происходящего, и ваша моторная память, хранящая в себе множество навыков и умений, будет выдавать сложно-координированные реакции. Надеюсь, мой ответ вас удовлетворил. Но, тем не менее, исследуйте, изучайте этот вопрос, поскольку он у вас возник. Решений может быть множество. Состояние ступора то же естественная реакция и она при умном обращении может стать началом для пробуждения внутренней силы. Того, что так интересует многих – таинственной ци, кхи, чи.

Работа над осознанием  важна как парашют  для того, кто прыгает с большой высоты. Она является основой для тех, кто исследует жизнь самостоятельно. И конечно, присутствие здорового чувства юмора и здравого смысла. Благодаря силе осознания ваш ум станет светлым, ясным и вы сможете пользоваться советами, рекомендациями других людей, перенимать их опыт путём сопереживания, сочувствия. Феномен сознания – это самое дорогое, самое невероятное сокровище, которым обладает человек. Это – путь. Созерцание, наблюдение за тем, что происходит и внутри, и снаружи – развивает вас, грани внешнего и внутреннего, становятся не столь очевидны. Происходит процесс осознания единства. Это путь гармонии, медитативного состояния.

— Разве в таком состоянии открытости человек не становиться более уязвимым?

— Конечно, нет. Вы ведь осознаёте не только статичные объекты, но и движение, вы сливаетесь то с одним, то с другим. Вам не нужно строить крепости, чтобы защитить себя от мира. Ваше «Я» не только отдельность со всеми вытекающими последствиями, а нечто большее, вы можете осознавать шире. Ловкость, чувствительность, гибкость и точность реакций лучше любой брони – вы можете легко соответствовать обстоятельствам и влиять на них. Вы  можете любить мир и ходить как поэт в «розовых очках» и быть при этом неуязвимым. В этом будет больше здравого смысла, так как вы легко будете отличать хорошее от плохого, «семена от плевел», будете руководствоваться своим сердцем, жить душой, чем в случае концептуального понимания, замораживающего вашу чувственность, непосредственность, укрепляющего статичную защищённость, изолированность.

— А как тогда быть с концептуальным пониманием? Оно ведь вполне определённо сужает наше сознание.

— Многообразие концептуального понимания безгранично и как мы уже говорили раньше, тоже является  способом  развития сознания. И, конечно, обладая интеллектом  человек, исследует разные концепции, гипотезы, применяет их на практике, моделирует и т.д. Это важно осознавать. Но медитативное осознание – это просто созерцание, без навешивания ярлыков, без концепции и оно способно к движению, сужению, расширению. Т.е. осознавая, созерцая процесс мышления и проходя через различные, весьма сложные его аспекты, мы можем не утрачивать осознания приятного вдоха и выдоха, например.

Предпочитая одно, мы можем не отрицать и другое. Оно имеет право на существование. Созерцание тонкого единства позволяет вещам быть, принимать их такими, какие они есть и менять их не разрушая. Тонкое осознание не привязывается, оно во всём. Оно преодолевает двойственность. Нечто и существует и не существует одновременно.  И, да и нет. И ложно и истинно.  А есть В и А не есть В одновременно.

При занятиях боевым искусством наше осознание делает нас целостными, холичными, и мы можем осознавать себя и как точку и как стихии и как неподвижную глыбу и это изумительно, интересно. Например, в гимнастическом зале вы бежите по дорожке и делаете каскад флик-фляков, опираясь то на ладони, то на ступни. А теперь, представьте, что ваше ощущение опоры быстро перемещается от ладоней к ступням и наоборот, но вы при этом спокойно сидите на стуле. Образ тела может получиться весьма необычный. Вы как быстро вращающаяся точка, но при этом осознаёте невероятное раскрытие, объём чувств  полёта, восторг. Знакомо ли вам такое? Ничего специального, искусственного. Каждый человек может найти в кладовой своей памяти множество различных переживаний и, работая с ними открывать, пробуждать в себе новые, необычные источники для развития.

— Обычно всех интересуют конкретные упражнения, задания. Люди интересуются стройными системами, передающими древнее, традиционное знание, опыт. Что Вы можете об этом сказать?

— Это вполне естественно. Но всегда в этом случае возникает вопрос: зная, что делать, необходимо ещё и понимать, как это делать. Вы можете за деньги добыть ценную, секретную информацию, но вам придется работать над собой, чтобы ей воспользоваться. Существует ли панацея, готовый рецепт, которым можно воспользоваться и поможет ли он избежать всех бед и стать самим собой, научит ли он доверию своим собственным силам? Да и традиционное знание бывает разным…

 Для одних культур характерна традиция забвения, которая предполагает разрыв связей между поколениями и переход информации на генетический уровень. Это внутренняя передача. Это похоже на отсутствие культуры, но всегда легко узнается по силе духа, по сердечности людей, их открытости. Знания их предков внутри них, они не книжные, но для них всегда проблематичен вопрос развития – они, обладая внутренним богатством, ленятся, не доверяют себе и в результате оказываются слабее, чем их предки, им кажется, что легче учиться у иностранных мастеров.

В других культурах сохраняются формы внешней передачи знаний со строгой красивой концептуальной подоплёкой и методами, и люди трудятся, поэтому результат очевиден, убедителен. Но на самом деле всё упирается в суть, волевые качества того, кто этим занимается, в его духовность, умение, знание и талант. То во что человек  верит, сама вера пробуждает в нём глубокие чувства, и вы можете жить этими чувствами, если учитесь доверять самим себе, а затем другим. Постепенно вы обнаруживаете в себе универсальность, понимаете, что работаете с проблемами человека как такового, вне контекста его национального или географического местонахождения. Это очень интересное открытие. Вы поймёте, что не одиноки, вы будете сердцем чувствовать друзей, даже если никогда их не видели.

Мы все хотим принадлежать чему-то значительному, очень авторитетному, но как ценно умение принадлежать самому себе без эгоцентризма, нарциссизма и самовлюблённости. Я есть — то.

Старик ЧО был прав, мы ждали от него концептуального знания, чётких рекомендаций, заданий, стройной организации работы. Мы привыкли к ступенчатому овладению знанием. Он же раскрывал перед нами просторы предполагающие свободу выбора. Чувствовалось, что он видит во всём многообразии нечто одно и разговаривает с нами так, словно мы это тоже знаем. Мы слушали танец его мысли, и постепенно любопытство охватывало нас всё больше и больше. Мы понимали, что это лишь начало. Что будет дальше, зависит от нас самих.

К нашему удивлению, когда беседа подошла к концу, мы заметили, что верхушка арбуза была аккуратно срезана и красовалась на столе, напоминая, берет художника. ЧО весело засмеялся, разрежая напряжение, возникшее от разговора, и слегка подтолкнул ножку стола. Арбуз распался на наших глазах на скибки. Когда он успел? Мы не знали. Никто не заметил.

 

                                           8. 08. 2006 г. В.Б. Пичугин

Продолжение следует…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: