Archive for Февраль 2007

Разомкнутый круг.

Февраль 10, 2007

Полуночный рыцарь тьмы, —
вдаль протянутые руки.
сумрак лунной желтизны,
поглощает тихо звуки.

Робкий лепет тёмных древ
вдоль простуженной дороги,
свет фонарный оробев,
опускает в лужи ноги.

Боль натянутой струны,
замерзают ветви-пальцы,
тень качнулась у стены.
ветер замкнут в пяльцы.

На заборе кот сидит,
сморщено пушистый,
недоверчиво сопит
и в глазищах искры.

Этой ночью сомкнут век,
в странные объятья-
заблудился человек
в темноте заклятья.

Разомкни сей мрачный круг
воздух серебристый!
Пусть года сквозь мглу пройдут
нитью золотистой!

Шелест ветра, шёпот губ
в лунной колыбели,
голоса органных труб
в памяти запели.

01.2007г.В.П.

День,уходящий.

Заоблачной далью
плывёт караван:
сгустившийся сумрак
и лунный туман.

И ворон суровый
на ветке вздыхает,
то чуть встрепенётся,
то — мглу проважает.

Ему не подвласны
ветра и светила,
он горд и не сломлен —
метель всё простила.

Он криком раскатистым
гром призывает
и взглядом сверкающим
тьму рассекает.

Он вторит и вторит —
уходит из мрака,
гортанно картавит —
премудрая птаха.

Себя отделяет от странности этой,
случайный прохожий,
прожилками света.
Почти что на ощупь
идёт в полумраке —
нетвёрдая поступь
в темнеющем фраке.

И вдруг, на дороге —
смешная собака,
темней чёрной ночи —
рычит забияка.

Сказать по секрету —
прохожий не струсил:
он день уходящий,
его не укусят.

01.2007г. В.П.

Реклама

Февраль 10, 2007

 Рождественских ёлок покорная свита,
сиянье неоновых хладных огней,
картечью петард разноцветных разбита
и мрачное небо в полётах коней.

Копыта взрывают воздушную почву,
искрится безумием каждый порыв,
фиерия брызг, очевидная ночью
смешна как на месте сокрытом нарыв.

Кто в празднике ищет забытое детство,
кто просто доволен в хмельных кружевах,
но чудится всем венценосное средство
в стирающих время пустых жерновах.

Ночной карусели понятные звуки
куда-то спешат — не увидеть лица
и тени каштанов раскинули руки,
пытаясь за ноги поймать беглеца.

Но мчиться прохожий по имени Хронос,
ему ропот смертных давно уж знаком:
путь вечного долог,но всё же он вырос
из семени Хаоса мощным рывком.

Беспечная Мория* (греч. глупость) радует сердце,
воздавший ей почести — пьян без вина,
острит феерверком кайенского перца
зелёная вечно в гирляндах сосна.

В пушистіх иголках — целебная сила,
колючая воля песчанной земли,
один только раз человека спросила:
зачем ты срубил єтот символ любви?

Ты думаешь к счастью такое убийство?
И жертвенность лучше поклона в лесу?
Пожаром закончиться праздника свинство:
во истину пламя и горе лжецу!

Но все притворятся, смотря на узоры —
замершие души на окнах домов,
что им не понятны колючие взоры,
для радости детской горящих костров.

Так делали предки, дрова собирая
и будет в итоге провидец созжен:
закону толпы неохотно внимая,
чудак был для истины свыше рождён.

Придётся поверить в чудесность начала,
что призраком детства над годом стоит —
плывёт бригантина к туману причала 
и образ воздушностью красок горит.

  * — Эразм Роттердамский
» Похвала глупости»

  01.2007г. В.П.

стихи

Февраль 10, 2007

По-весеннему тёплый январь,
и река уплывая зовёт,
окунуться безоблачно в даль,
созерцая пернатых полёт.

Отрешенностью сил бытия,
над  домами светило горит,
и дорога златого литья
через мост извиваясь летит.

Сокрушенно смотру в синеву-
пробиваясь сквозь призрачный слой,-
это грёзы мои наяву,
зиму сделали летней порой.

Вместо снега прлились дожди,
вместо пуха — туманы и грязь,
ярким светом глаза обожгли —
в облаках белоснежная вязь.

Я просил хоть немного тепла,
по- хорошему добрых вестей,-
мать природа чудно обняла,
приласкала без дольних гвоздей.

  01.2007 г. В.П.

Антидепресант.

Февраль 10, 2007

Далеко ли то святое,
что ты ищещь или ждешь?
Пригласи к себе незлое,
развенчав улыбкой ложь.

Призови крупицу света —
хоть незрима, но чиста,
то чудесное,что где-то
пробуждается с листа.

То, что музыку вдыхает,
пьёт нектар волшебных строк,
как на дольнее взирает
сизым облачком пророк.

И высоты неземные
заиграют, заблестят-
всё увидишь как впервые,
неизбежное простят.

Этот способ очень лёгок-
пробудить священность гор,
даже в комнате убогой
запоёт сосновый бор.

И из сумрачности вашей
чуть прольётся мягкий свет,
озаряя серость чаши,
дней прошедших, сор монет.

Не сердчай, улыбкой древней,
вся рутинность бытия
окунётся в мир нетленный,
обновиться чешуя.

Так дракон меняет кожу,
обезумев и устав,
воспарив с земного ложа,
с бирюзой себя смешав.

Ты не видела дракона?
И причём здесь чешуя?
Ты с русалкой незнакома
и устала от зверья?

Ничего, вся жизнь священна,
лищь сотри привычный слой-
чаша чувств самозабвенна,
негой полниться покой.

Безмятежностью таится
суетливой жизни ход,
всё спонтанно возродиться,-
звёзд весёлый хоровод.

  01.2007г. В.П.